Коммуникации врага, протянувшиеся более чем на тысячу километров, находились под постоянными ударами партизанских отрядов, которые своими героическими действиями регулярно нарушали снабжение войск противника, работу его органов управления…

Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления»

……Однако по метеорологическим условиям оказалась теперь невыполнимой наша цель – зайти в тыл противнику, теснившему группу Кемпфа в направлении на Ахтырку и Полтаву, и заставить его принять бой с перевернутым фронтом…..

Эрих фон Манштейн, «Утерянные победы»

 

 

В Туркмении, на мой День рожденья, Серёга Батищев подарил мне маленький блокнотик. Это был шикарный подарок. Где и как он его среди того хаоса достал? «Ну всё, подумал я, буду вести дневник!». Первая и последняя запись была примерно такой, «…. Марта 1985 года, «Подъём, строится на завтрак!» Опять дурдом, зачем я таскал этот балласт в рюкзаке, для того чтоб в Афгане ходить строем на завтрак? На завтрак не пошли, но молодым поручили не оставить нас голодными. Старшина ….. заморячил (не дал нашу пайку) на масло».

Эдмундс Гобиньш пытался вести дневник, шифруя то латышскими словами, то какой-то аббревиатурой, в результате, не смог его дома дешифровать. Да и кто в 18-20 лет думал, что это будут именно те годы, когда каждый час, а иногда и каждая минута были достойны пера. Тогда это всё казалось рутиной, дурдомом, ужасом, мраком, чем-то военно-нецензурным, либо, это ерунда, завтра будет интереснее и опять же, какие-то предрассудки, приметы…

За крайние 15 лет жизни, мне, кроме рождения дочери и вспомнить не о чем. Дня у меня, да и у многих Наших нету, чтобы в слух или про себя не вспомнили про службу в СА, про Афганистан. Надеялся на товарищей офицеров, но и они, к сожалению, по разным причинам не вели дневников. Многого не помнят, а может и не хотят вспоминать. Воспоминания о многих деталях, даже об одних и тех же, иногда диаметрально противоположны и совсем не потому, что мы были разные в возрасте и званиях.

Просто плохой карандаш, лучше хорошей памяти!

Поэтому, раз уж Мы не Жуковы и не Манштейны, начинаем сбор эпизодов, которые ещё живы в памяти, которые не всегда или почти всегда не  героические. Может быть из них, уже Наши, из 12 МСП, мемуаристы напишут что-то вроде «Утерянных побед» или «Воспоминания и размышления». В этом даже есть сознательный элемент провокации. Фамилии участников и авторов будут указываться с согласия их хозяев, названия населённых пунктов и даты в некоторых случаях сознательно не указываются. Байки, легенды  и слухи тоже имеют право на публикацию. Мат, поскольку без него нигде не обходится  великий, могучий, правдивый и свободный русский язык, забивается точками.

И так начинаем:

№ 4
Приказ по 11-й Армии об организации операций по борьбе с партизанами

Разведывательный и оперативный отделы
Штаб, 29.11.1941 г.
Относительно: Приказ по Армии об охране пространства, занятого Армией, от 17.11.1941 г. Оперативный отдел № 4307/41, секретно.

6. Остается в силе ранее отданный приказ о том, что каждая воинская часть обязана сама защищать себя от действий партизан. С этой целью необходимо атаковать и уничтожать небольшие группы партизан в своих районах. В горах подразделения, колонны (ни в коем случае не отдельные автомашины!) обязаны находиться в боевой готовности к открытию огня (например, пулеметы на крышах кабин автомашин и т.д.). Особенно опасные дороги ограждать, выставлять заставы, не допускать проезда одиночных машин. При заставах скрытно иметь моторизованные команды, под прикрытием которых можно было бы пропускать колонны. Доложить о закрытых дорогах и о дорогах, где возможен проезд в сопровождении.

Генерал-полковник Эрих фон Манштейн.

 

Шоссе Кушка – Герат. 2 марта 1985 года. Едем к новому ППД. Все в броне, мало того, в бронежилетах. Рассвело и особо наглые сержанты и бойцы вопреки запрету начинают вылезать на броню. Уже по колонне нашего 2 МСБ, ползут слухи, что 1 МСБ, с приданными подразделениями, который на день раньше пересёк границу, серьёзно потрепали по дороге. Слева и справа необычные для нас, советских людей дорожные знаки – литые из бетона. Все до единого, знаки с пулевыми отверстиями, некоторые просто одна арматура с кусками бетона. Весь придорожный хлам, патронные цинки, ящики, обгорелые каркасы авто, в пулевых и осколочных отверстиях, черные выгоревшие пятна на правой обочине возле трубопровода и ковёр из разнокалиберных гильз у обочины. Вот ещё чудо среди пустыни. Керосинопровод Кушка – Шинданд. Точно такие трубы и даже такие же насосы СНП я видел в детстве. Ими в Белоруссии поливали недавно осушенные болота. «Вот это да!» подумал я, вот это плотность огня! Да нам просто повезло сегодня, что мы без боя столько проехали!» Не прошло и двух недель, как я, старший над двумя БТРами, сопровождал наливники, из полка до Торагунди и основным моим развлечением была стрельба на ходу по знакам и придорожному хламу. По бокам, с определённым интервалом стояли БТРы и БМП 101 МСП, которые обеспечивали нам боевое охранение. Экипажи сплошь загорали на броне, конечно же без бронежилетов.

Герат. При въезде, огромный, и уже типично простреленный плакат с изображённым многоэтажным отелем и текст « Welcome to Afghanistan! Hotel Intercontinental Kabul» И огромной высоты башни почему-то кривые (потом я пойму почему), больше похожие на трубы наших ГРЭС и ТЭЦ. Изобилие разных марок машин, ишаки, кони, верблюды. Мерседесы,  Лейланды, ГАЗы и Тойоты, Мицубиси и ЗиЛы, Форды, Датсуны, Кразы и Мазы, Танки от 34- ки до – 62- йки, БТРы от 40го до 70. И всё это смешано в кучу, размалёвано, разукрашено, обвешано цепями и бычьими хвостами, блестит, доверху, в три этажа загружено товаром, людьми и всё это сигналит, гудит, дымит, моргает фарами, в хорошем смысле машет руками, галдит, улыбается. Но почему-то врезался  в сознание бензовоз, на котором была нарисована огромная зелёная русалка, которая улыбалась и подмигивала одним глазом. Чем-то всё это напоминало кадры из индийских фильмов. Вот наконец и мы увидели мир не глазами Ю. Сенкевича. Это уже был наш «Клуб кинопутешествий» Первый вопрос - кто эти люди в шароварах, чалмах, с винтовками и автоматами, свободно и безнаказанно блуждающие вдоль дороги. Если это не «духи», то как выглядят «духи» и как их различить?

Бойцы из охранения подали мне сигнал «Мол, спрячь свои красные петлицы, не рассекречивай полк!» по крайней мере, это было в духе того времени. На встречу летел БТР, старший которого слишком пристально посмотрел почему-то на наш экипаж. Мелькнула мысль, наверное, что-то вроде патруля, сейчас будут за что-то дрючить. БТР резко остановился, развернулся, и начал нам сигналить, старший машины,  подавал сигналы руками с требованием остановиться и нагло, как это сейчас модно говорить, "подрезал" нас. Взводный (Лысков Юрий) спрыгнул с брони и побежал к ним. Через секунды, незнакомый офицер (Дорогин Виталий, позже он приходил к нам с ещё одним однокашником взводного Тимуром Адильхановым, погибшим, некоторое время спустя) упустив под ноги в пыль свой АКС, со слезами обнимал моего взводного, они вместе учились в Алма–Атинском ВОКУ. Даже у меня, у постороннего, тоже комок в горле был, настолько трогательно всё это было.  Чужая страна, сосны, БТРы упавшее в пыль оружие и слёзы взрослых пацанов.

 

Утро 20 марта 1985 года, утро после бесконечной первой ночи после боя. Фрагмент радиообмена между ротными:

К-р 5 МСР к-н Солопан «…Ну как твой сержант?» (с-нт В. Мигович, тяжело ранен при штурме огневой точки с ДШК)

К-р 6 МСР к-н Михайленко «Его нет больше с нами.» 

 

21 Марта 1985 года , ночь, выставил охранение на горке. Шёл проливной дождь, вчерашние окопчики превратились в большие лужи с глиняной жижей. Настолько задолбался на прочёске, что решил, спущусь - ка я обратно, в кишлак, погреюсь и дреману, а потом схожу проверю службу. Назначил старшего, определил время сеансов радиосвязи и пошёл вниз. Ушёл правее и вышел на 6 МСР. Конечно же они про меня не знали. На БТРе включается «Луна» и сразу освещает меня.

«…дь, там кто-то есть! Огонь!» и короткая очередь из КПВТ Я  успел упасть за валун. МДЗшки лопались в нескольких метрах.

« ….дь не стреляйте я свой!», а кричать я умел. 

«Та цэ ж Серый!» услышал я голос с-нта Кругленко, братана по Белой Церкви.

«Вот …. дь погрелся! Хорошо что промазали.»  - подумал я.

 

Апрель 1985 года. Две роты 2 МСБ блокируют базовое ущелье. БТРы в линию машин на медленной скорости двигаются вперёд.

Комбат на связи: «Я Второй! Полное радиомолчание! Без моей команды огонь не открывать!»

Огромной силы выстрел,  минимум танк.

Комбат : «….кто стрелял?» пауза, « Я … спрашиваю кто стрелял?»

Эфир молчит. Затем характерный визжащий звук Р-123М с непрогретой лампой передатчика.

Ст. с-нт  Шайморданов (таджик) ЗКВ,  2 ГРВ «Ныкьто нэ стриляль! Это «Вистрэль»* на мина зарвальса!»

Это был первый подрыв БТР -70 в батальоне, а может и в полку. Потом в батальоне ходила байка, что Ахунка ( рост 155 см ) вылетел из брони и пролетел метров 15. На самом деле, водитель ряд. Ахунов остался в броне, получил несерьёзные травмы, БТР вернулся на базу своим ходом.

*«Выстрел» позывной 2ГРВ.

 

АГС-17 «Пламя», о нём можно много и долго писать, плохого и хорошего. АГСники - Люди которые носили его на себе, 18 кг. - тело, 14 кг. – станок, 14,5 кг. кассета  - заслуживают особого уважения, я бы сказал – великомученики. И пусть они о нём расскажут. Но есть одна очень важная деталь, о которой имею право и обязан сказать. Кассета с ВОГ-17 имела 29 выстрелов. В цинке, в аккуратных бумажных тубусах укладывалось ровно 30 ВОГ-17.  После  снаряжения ленты, всегда оставался один лишний ВОГ. Бумажные, пропарафиненые тубусы, или как мы их называли гильзы, всегда шли в костёр, для подогрева сухпая или просто для обогрева. И как не следили за этим, уверен, в каждой роте были случаи ранений или даже смерти от этого несоответствия - 29-30. Очень часто, один ВОГ в тубусе, попадал в костёр, а вокруг него сидели бойцы.

Кроме всего, а это тоже отдельная тема, он не обладал достаточным поражающим действием и слава Богу, а для них, Аллаху, чаще всего, отделывались незначительными ранениями. Уже дома я читал статью в «Красной Звезде» об уникальной операции военных медиков, по извлечению из тела солдата неразорвавшейся гранаты. Думаю, я ни тогда, ни сейчас не ошибаюсь, это был свой ВОГ-17, который попал в костёр. И сколько их ещё будет?

 

Приказ командующего 11-й Армии   о борьбе с партизанами
штаб, 29.11.1941 г.
Относительно: Борьба с партизанами

…Для этого необходимо не допускать каких-либо неоправданных действий против мирного населения. Особенно требуется корректное обращение по отношению к женщине. Необходимо постоянно уважать семейные традиции татар и мусульман и их религию. Также требую неукоснительного уважения к личному имуществу, сохранности скота, продовольственных запасов сельских жителей…

Генерал полковник Эрих фон Манштейн

Кишлак, прочёска. Смыкаемся с 6 МСР флангами. Забежали во двор, не бедный двор,  в доме были  двери. С права под окошко подходит Боря Александров, по моему из Дубоссар, кажется «молдаваном» дразнили. Боря достаёт РГД-5 и собирается бросать её  в окно. Показываю – « не надо, я сейчас из ГП-25 туда стрельну». Он соглашается и отходит. Вставляю гранату и стреляю. Граната с характерным звуком вылетает, бьётся о дверной косяк и отлетает Боре под ноги.  «….дь! ….ец!» мелькнула мысль. Но конструкторы оказались на высоте, граната не взвелась, дистанция меньше 30 метров. Я словами и жестами высказал свои сожаления по поводу случившегося, затем РГД в окно и ….. в хате контрреволюционеров не оказалось.  Из дома вывели человек 8, убитых не было. Женщины и дети, несколько из них с лёгкими касательными ранениями ,но смертельно перепуганы. Оказали им первую помощь.

 

Третий день прочёски, уже появился азарт, бравада, понты и прочее, когда нет серьёзного сопротивления и потерь. Смыкаемся флангами с 4 МСР. При переходе речушки попадаем под неорганизованный огонь, падаю, намокаю, весь в глине. Пробую стрелять, автомат молчит. Ногой дёргаю затворную раму, она остаётся в заднем положении. Переворачиваю автомат наоборот, загоняю ногой раму в переднее положение, выстрел, работает. Да здравствует АК-74! Добежали до домов укрылись. Боец К. из 4 МСР, залезает на крышу дома и начинает наблюдать - откуда был огонь. Сперва лёжа, потом встаёт на колени, и в конец обнаглев, встаёт в полный рост. Успел ему крикнуть что-то вроде «Пригнись дурак!» Секунда, не помню, послал ли он меня,- один призыв, чужая рота, я ниже ростом. Дзынь, как по пустому ведру, и он падает с крыши головой вниз, прямо мне в руки. Дырка в каске, дырка в кокарде, дырка в шапке, и пуля, торчащая во лбу где-то на 1 см. Густая кровь, какая-то розовая масса (может ошибаюсь) вылезла из черепа. Но жив! Когда бинтовали, на лбу, будто рог был. Пулю извлекли в полку. Тогда я ещё не знал, что В.И. Чапаев был ранен точно так же. После рейда К. оставался в полку, ходил с перебинтованной головой, потом она начала болеть и его комиссовали. Вовчик Герман говорил, что дали ему дома вторую группу инвалидности.

 

Были где-то за Гератом в  богатом районе. Войны не было, просто стояли, приблудилась отара баранов, ну мы их потихонечку ели, пока это не надоело комбату. Он приказал грузить баранов в полк. Нас отпустили в кишлак. И тут Саид (Витя Самохвалов) видет через дырку в дувале литовца Плукаса по прозвищу Цяйничек (он плохо выговаривал букву Ч) и решил его напугать. Вставил в дыру свол и кричит "Руки вверх!" Плукас нажимает на спусковой крючок и тряся автоматом начинает поворачиватся в сторону Витьки, увидев его, успокаивается и произносит "Ой Саить, Саить как ты меня напугаль". А до Витьки доходит, хорошо, что автомат на предохранителе, а то дошутился бы.

 

Движемся к месту выполнения задачи. На ночь остановились, организовали охранение. Ранним утром снимаемся. Прибегает артиллерист. Помогите, САУ 2С1 «Гвоздика» села, не можем выехать, свои уже тягали . Юра Бурняшев, БТРщик от Бога, один из немногих с ДОСААФовским удостоверением  водителя БТР, а не правами категории «С», приспустил колёса потянул и вытянул гусеничную машину, взводный потом долго цокал языком, «много чего видел, но чтобы БТР САУ из глины вытянул!» Должен сказать от себя, что 24 «Железной дивизии» фуфло вместо водителей не посылали, у нас были ещё люди оттуда и люди эти военными навыками отличались в лучшую сторону. Может быть наши Белоцерковские БТРщики  были бы не хуже, но наши водилы к тому времени уже служили в Баракинском СпецНазе.

 

В 4 МСР служил москвич, фамилию потом уточню, он переписывался со своим дружбаном, который тоже служил в ДРА. После пересечения границы, он написал письмо этому дружбану, где сказал что служу в Афгане, через дорогу стоит воинская часть, не помню через сколько, но не быстро, пришёл ответ : «Приходи в гости, служу через дорогу». А соседу , разведчику из разведроты 101 полка, по кличке «Карандаш», какое-то время спустя, на нашем плацу, вручали второй орден «Красная Звезда».

 

Лето 85 года. Ночь. Развед. взвод 1 МСБ, возвращался к месту дислокации по бетонке. В районе «Поляны», «Луна», которая стояла  на штатном месте, осветила группу духов перебегавших дорогу. Остановившись,  разведчики обрушили шквал огня в сторону духов, но преследовать не стали. Офицер из штаба батальона, возглавлявший на то время разведчиков, абсолютно трезво оценив ситуацию, не стал давать команду на преследование «духов», поскольку на улице уже было темно и как правило такие переходы всегда прикрывались с обеих сторон бетонки.

Не помню, докладывал ли командир об этом, на первый взгляд обычном происшествии, но утром, по сведениям начальника Гератского ХАДа майора Наби Хона, стало известно, что дорогу переходил контролирующий г. Герат и окрестности - Туран–Исмаил с охраной и никакого прикрытия не было. В результате обстрела, один из заместителей Турана – Исмаила был убит, также были убитые и раненные среди охраны и чуть ли ни сам Туран-Исмаил был ранен. Разведчики еще долго подначивали этого офицера, а сам он прореагировал примерно так – « ….Твою мать! Звезда Героя на «поляне» валялась, а я не подобрал!»  С. Овчаренко. 1 РВ.

 

Продолжение будет, если сами пришлёте или расскажете…

Вернуться на главную страницу