Приб ВО

Первые слухи о формировании части, для отправки куда-то далеко, например, в Белой Церкви  появились в конце октября 1984 года. Причём  даже от прапорщика в строевой части по большому блату удалось узнать, что формируется подразделение для отправки в Никарагуа. Соответственно, лиц со среднеазиатской наружностью да и национальностью в  команду «300» (по числу человек, не брали). Полк и до этого отдал водителей БТР и гранатомётчиков РПГ для формирования батальона Спец Наз. в Кировограде ( в последствии Бараки).

 Комментарий С. Вербича, командир танка, 1 ТР, ТБ.: «о том что попаду в Афганистан нам сообщили сразу после принятия присяги , но, у нас было очень много выходцев из Средней Азии (Узбекистан), сначала отправили на службу в Эстонию, а уже потом, Калининград и наконец Гвардейск». 

Отсев проходил по схеме:

срок службы до 1 года, (за искл. с-нта Лындина  ЗКВ 2РВ 2МСБ 18 мес.),

отсутствие ранее перенесённых инфекционных заболеваний, отсутствие судимых родственников (только из моих знакомых ,по этой причине, трое были оставлены служить в частях ПрибВО.)

Формирование проходило в г. Гвардейск, Калининградской обл., (бывш. Тапиау). Территория полка, в прошлом территория, со всеми строениями, крупнейшей в Восточной Пруссии психотерапевтической лечебницы. Казармы располагались в лечебных корпусах, добротно и на многие века сделанных из красного кирпича. По ночам по расположениям рот бегали крысы. Сейчас там располагается полк морской пехоты МО РФ.

 

На первых построения и приёмах пищи в столовых, кругом мелькали красные, чёрные, голубые погоны. Среди призывников, даже были видны шинели элитного учебного заведения гражданской авиации РКИИГА.

Полк был развёрнут до полного (доселе неизвестного) штата и доукомплектован л/с из частей:

 

КПрибВО  - офицеры, прапорщики,  солдаты, сержанты, например свежий выпуск сержантов мотострелков (таджики, узбеки) из учебного подразделения в Адажи, танкистов из Вэнтспилса и Добеле -2, Развед. Бат. Черняховск, - мотострелки, артиллеристы, танкисты сапёры, разведчики, причём встречались такие экзотические для пехоты специальности как – водолаз, механик водитель Большого Артиллерийского Тягача.

ККВО Белая Церковь 224 гв.мсп, солдаты, сержанты,- мотострелки, артиллеристы, разведчики. 

КПрик ВО мотострелковые полки 128 гв мсд. Мукачево, Ужгород, Берегово  Разведбат; мотострелковые полки 24 мсд  (Железная дивизия) Львов, Рава Русская, Яворов; Славута  ДШБ, солдаты, сержанты,- мотострелки, артиллеристы, разведчики.

 

КУр ВО  Наводчики операторы БМП-2 из Чебаркуля

        Комментарий ст. л-та Миненкова Н. И., в 12 МСП с  августа 1983,  врач - стоматолог ПМП. В  ноябре 1984 летали в Шали под Грозный (кто бызнал, что в декабре 1994 туда придется вернуться!) в учебку ставки главнокомандующего и набирали сержантов - командиров танков и санинструкторов. Так что в нашем полку, развернутом по штату военного времени, были ребята и из КСК ВО.

Молодое пополнение прибывало из Литвы, Эстонии, Латвии, Калининградской обл., Львовской обл.,  Ивано-Франковской обл., Мордовской АССР, Сибири, Витебской обл.

 

Последнее пополнение в Союзе, происходило за счёт частей ТуркВО, в т.ч. из недоучившихся курсантов учебных подразделений.

 

При формировании, в принципе учитывались прежние воинские специальности. Штат был укомплектован, начались бесконечные строевые смотры, перешивание погон и строевая подготовка, для молодого пополнения, вскоре принявшего присягу.

Комментарий ст. с-нта Педева В. 4 МСР; 2 МСР : «л.с. старших призывов по собственной инициативе массово делал наколки групп крови на руках и груди.»

Белоцерковская пехота, не раз предпринимала попытки собраться в одном подразделении, но отцы командиры на это не пошли, им было не до наших идей и может быть это было правильно, к осени 85 г. многие выходцы из БЦ заняли должности Замкомвзодов.

Питание в Гвардейске, по меркам «Белоцерковцев», было отменное, мы впервые увидели ложки, масло и сахар на столах, батоны вместо белого хлеба. Там же, в столовой, состоялось первое коллективное выяснение межнациональных отношений, с мордобоем и запрыгиванием на столы. Очень скоро подобные мероприятия исчезнут, но через какое-то время будут вспыхивать, уже в Афганистане.

Из Гвардейска, скорее всего в целях секретности, нам запрещалось отправлять почтовую корреспонденцию. Попытки отправить письмо под вымышленными фамилиями и адресом успеха не приносили.

Стрелковое вооружение, самоходные гаубицы 2С1 «Гвоздика», ЗРК «Стрела 10», ЗСУ «Шилка», машины транспорта и связи были получены в Гвардейске.

В начале декабря, эшелонами, побатальонно, полк был отправлен, в Туркмению. Старший в нашем эшелоне был м-р Махмутов - замполит полка. Дорога заняла 2 недели, л/с транспортировался в плацкартных вагонах, из расчёта вагон – рота. Спали на третьих полках. В проходах занимались строевой подготовкой с молодыми и даже изучили ротную строевую песню. ПХД располагался в теплушке, питались из котелков, возникли первые проблемы с водой, мытьём посуды, стиркой белья. Унитазы замерзали и часто на стоянках приходилось выгружаться с целью отправки естественных надобностей.

Бойцы из нашего разведвзвода  в нетрезвом состоянии подбили одному старшему офицеру глаз, где-то в казахских степях. По этому поводу эшелон был остановлен и произошло безрезультатное опознание. После чего начался траурный митинг по случаю смерти Министра обороны СССР Д.Ф. Устинова (20 декабря 1984 г.)

Комментарий ст. с-нта Педева В. 4 МСР; 2 МСР:  во время следования  в ТуркВО на каком-то затерянном полустанке среди казахских степей, в соседнем жд составе была обнаружена цистерна с вином. Пили все,попались разведчики...:

Турк ВО

 

По прибытии в Туркменскую ССР, было приказано перевести часы на 1час 30 минут вперёд.  Новый ППД (временный) находился в близи станции Келята (туркм. Старик) , хотя адрес был Геок –Тепе (туркм. Зелёная Гора).С фронта, за плацем находилась для многих первая в жизни настоящая гора, справа и сзади горный массив, где располагалось горное стрельбище и директрисы Ашхабадской учебной мотострелковой дивизии. За палатками управления полка, протекала узкая горная речка, в которой все умывались в первое время. В тылу  находился парк боевых машин. Л/с размещался в брезентовых или прорезиненных палатках типа УСБ, по 2 палатки на роту и 1палатка для ружейной комнаты. Центральные проходы и проходы между 2-х ярусными койками устилались дощатыми трапами. Для обогрева при помощи «буржуек» из состава роты постоянно выделялись истопники, как правило «шланги» из послуживших, или замученый службой «молодой». В процессе модернизации этой службы, истопник должен был заниматься своими обязанностями в белье по форме №3. Чтобы не уснул и не сжёг себя и людей. Случаи ожогов лица у истопников и возгорания палаток были не единичны.  Температура за день могла колебаться от – 10 до + 20. Форма одежды была обычная, в караул заступали в шинелях, которые служили и дополнительным одеялом. В ходу были зимние шапки, армейские бушлаты, зимнее и летнее бельё, трёхпалые рукавицы, о типичных сейчас, вязаных шапочках, тогда даже никто не задумывался. Горного обмундирования ещё не получали. В вязкой глине, а затем после просушки у буржуйки, за месяц, была убита не одна сотня пар кирзовых сапог. Питание горячей пищей происходило на ПХД, в специально оборудованных палатках УСБ. Только в конце февраля у полка появилась своя пекарня, до этого питались черными сухарями, или привозным местным хлебом, постоянно смерзшимся. Многие впервые увидели сушёные картофель, лук, морковь, и прочее сушёное продовольствие, до этого в центральных округах не виданное. Облизывание, а после, ношение, ложки в кармане или в халяве (голенище) сапога, скоро и надолго станет привычкой.

Примерно в конце января 1985 года в полку началась эпидемия педикулёза, попросту, полк завшивел. На борьбу с вошью пошли по военному, строем. Было приказано взять матрасы, подушки, постельное бельё, в него заворачивалось обмундирование. И всё это связывалось ремнём. Всё помещалось в прожарочную машину, на базе ГАЗ-66, где обрабатывалось паром, под высокой температурой, горе было обладателям офицерских шапок и кожаных ремней. Шапки стали размером с тюбетейку, а ремни потрескались и скрутились в трубочку. Всех загнали в баню, вернее в специальную палатку называемую ППЛС (пункт помывки личного состава).  Затем, после помывки выдали чистое бельё и вернули обмундирование. Мылись в бане со сменой белья, регулярно, по четвергам. На то время, существовало положение о том, что мытьё личного состава должно производиться не реже чем один раз в десять суток. Обмундирование, как и везде в ВС СССР, все стирали вручную, при помощи щётки ДК, сперва в речке, затем в умывальнике, холодной водой, 72% или туалетным мылом, похожим на тротиловые шашки, с тесненной звездой с серпом и молотом и  надписью «СОЛДАТСКОЕ».

В полк приезжала автолавка, но основная «затарка» не по прод. аттестату происходила в ближайших населённых пунктах.

Периодически, под открытым небом крутили кино, в «ленкомнатах» ставили телевизоры, которые очень плохо принимали. Возле плаца, на столбах, висели громкоговорители типа «колокол» из которых мы впервые услышали «Над горами, цепляя вершины, летят вертолёты….» Ю. Кирсанова.

Определённым шиком среди солдат – сержантов считались двухдиапазонные (СВ-ДВ) транзисторные радиоприёмники «ГИАЛА», Хазар-402, Селга - 402, Альпинист, Вега, Сокол. А так как батарейки в СССР всегда были в дифиците, выкручивались так, вместо маленькой 9В «Кроны», к приёмнику изолентой приматывался тубус от стартового заряда гранатомётного выстрела ПГ-7 ПЛ, а в него вкладывалось 6 батареек, как тогда их называли «большие круглые», по большому блату у связистов, добывались или просто воровались, компактные и живучие кубики от ТАП – 57 Так и ходили с такими граблями. Правда, кроме центральной радиостанции «Маяк», по моему ничего не принималось. Редко, в руки бойцам попадались штатные многодиапазонные войсковые приёмники, в солидном кожаном футляре коричневого цвета. «ВЭФ» и «Океан» по которым можно было услышать не только «вражьи голоса», но и передачи из Киева, Минска, Риги и Кишинёва, могли встречаться только у офицеров и прапорщиков, а так же у немногочисленных сверхсрочников из музвзвода. Магнитофонов у солдат сержантов не было, разве что где-то по каптёркам, втихаря, могли послушать что-нибудь.

 

Занятия

 

Началось с марш-броска до стрельбища, который сразу выявил недостаток физподготовки не только у молодых. Зарядка проводилась регулярно, хотя «шлангов» хватало. Был отдан негласный приказ о запрещении курить молодым, что в принципе было дополнительным поводом «застроить» молодых. Следующим этапом, была загрузка вещмешков балластом. В дореволюционного образца вещмешки так. наз. «Сидора», нужно было нагрузить 30+ кг камней или глины. В идеале,  пустые целлофановые мешки из под всякой амуниции заполнялись   глиной из под ног. Но скоро, глина сбивалась в камень и давила или била по пояснице, мешки прогнивали и рвались. На стрельбище при изготовке для стрельбы сверху вниз в положении лёжа, вещмешок сдвигал на лицо каску. Мешки без конца самопроизвольно развязывались и содержимое высыпалось. Командиры рот и взводов обязаны были лично проверять загрузку балласта у л.с.  Вместо глины и камней нередко выявлялись подушки, плащпалатки и прочее тряпьё, которое придавало внушительный вид вещмешкам.